Запретные плоды


Перевод с немецкого по книге "In der sibirischen Kälte" 

Для сибирских «яблочек» подходит в качестве описания, действительно, только уменьшительная форма, хотя существует множество их сортов. Самые маленькие сравнимы с вишней, самые большие с абрикосом или персиком, но каждый сорт имеет свой неповторимый вкус. Яблони росли в каждом саду, естественно, и в нашем, и все же  особым приключением для деревенских детей, и меня в том числе, было, тайком забираться в охраняемый колхозный сад. Там яблоки и вообще все фрукты были намного вкуснее. Вполне понятно, если только вспомнить выражение «запрещенные плоды».

Об одном таком приключении я и хочу рассказать.

Мне было лет шесть. С кем я была на запретной  территории, не могу сказать с определенностью, вполне возможно, с моей тогдашней подружкой – восьмилетней Машей. Знаю, что стояла прекрасная, солнечная погода, и что наши трусики были полны наворованными яблочками.

В этом месте я должна дать пояснение изумленному и, вероятно, несколько шокированному читателю. Дело в том, что летние платья маленьких деревенских дам обычно не имели карманов, но зато штанины распостраненных в то время и носимых ими панталончиков были оснащены резинками внизу... Да, правильно – там можно было прятать всякие разные мелочи, которые попадались девочкам на деревенских улицах и которые вполне могли бы им пригодится в дальнейшем. И почему бы не использовать такую возможность для украденных фруктов? Резинки гарантировали от потери, а это было самое важное.

Мы были очень довольны нашей добычей и находились уже на обратном пути, когда внимание мое привлекла одна необычная яблоня. Она была намного ниже, развесистее остальных и ветви ее (к сожалению, без плодов, как я сразу определила) свисали почти до самой земли.

Нам нужно было спешить, но я просто не могла удержать свое любопытство – а вдруг?!.. А вдруг я найду еще хотя бы несколько падалиц! Осторожно раздвинув ветви, я протиснулась между ними под дерево...

И, действительно, вот оно, в траве, прямо перед моим носом – лежит и светится во всей своей красе! Не просто какая-то там ранетка, не просто яблочко, а настоящее ЯБЛОКО, почти такое же большое, как одно из тех, которые иногда можно было купить в нашем сельском магазине. От неожиданности мои глаза округлились и стали, без сомнения, такими же большими... Я крепко обхватила рукой этот диковинный плод и выкарабкалась наружу...

В этот момент, уже довольно близко, раздались гневные крики сторожа, который как раз делал обход охраняемой им территории, и крах от его большой трещетки – ею он отпугивал как пернатых, так и двуногих хищников.

Мы с Машей бросились бежать, из сада и через ров, которым он был окружен со всех сторон. Хотя не особенно глубокий и, к счастью, сухой, он все же служил относительным препятствием для шестилетнего человечка, и... как могло быть иначе?... Я споткнулась и полетела вниз головой в эту канаву. На какое-то мгновение мир почернел перед моими глазами. Моя спутница в панике закричала: «Вставай, вставай, быстро!» Она меня не бросила на произвол судьбы, протянула мне руку, вытянула наверх, и мы продолжили наше бегство...

Нет, сторож нас догнать не сумел, но я долго не могла простить ему эту акцию преследования. Он не имел права так гонять меня – свою внучку –, даже если и не был моим родным дедушкой. Самое же печальное – при падении я потеряла найденное мною и, без сомнения, самое вкусное яблоко в мире. Для маленькой Розы это было ничем не восполнимой утратой.


Verbotene Früchte

Für die sibirischen Äpfelchen kann man wahrhaftig nur die Verkleinerungsform anwenden, obwohl es verschiedene Sorten davon gibt. Die kleinsten sind vielleicht vergleichbar mit einer Kirsche, die größten mit einer Aprikose und jede Sorte hat ihren eigenen Geschmack. Apfelbäume gab es in jedem Garten – auch in unserem – und trotzdem war es ein besonderes Abenteuer für die Dorfkinder, sich in den bewachten Kolchos-Obstgarten zu wagen, denn da schmeckte das Obst am besten. Ist doch klar, man denke bloß an den Ausdruck ‚verbotene Früchte‘.

Ein Erlebnis in diesem Zusammenhang ist mir gut in Erinnerung geblieben.

Es war ein schöner sonniger Herbsttag und ich vielleicht sechs Jahre alt. Mit wem ich auf dem Streifzug durch den Kolchos-Garten unterwegs war, kann ich nicht genau sagen: Vermutlich mit der damals achtjährigen Mascha. Jedenfalls hatten wir unsere Unterhosen mit Äpfeln gefüllt.

Dem verblüfften Leser sei an dieser Stelle gesagt: Die Sommerkleidchen der kleinen Mädchen hatten meist keine Taschen, deren Schlüpfer dafür aber längere Hosenbeine mit Gummizug am Rand. Ja, richtig – darin ließen sich wunderbar ihre so genannten ’sieben Sachen’ verstauen.

Wir waren mit unserer Beute sehr zufrieden und befanden uns schon auf dem Rückweg, als ein ungewöhnlicher Apfelbaum meine Aufmerksamkeit erregte. Er war viel niedriger und auch breiter als die anderen, seine Äste (leider ohne Äpfel, wie ich sofort sah) hingen bis zum mit Gras bewachsenen Boden herunter.

Obwohl wir uns beeilen mussten, konnte ich meiner Neugier nicht widerstehen: Ich schob die Äste beiseite und kroch unter den Baum, weil ich hoffte, darunter vielleicht doch noch ein paar Fallfrüchte zu finden.

Und tatsächlich, da lag er – ein Apfel! Ja, kein Äpfelchen, sondern ein richtiger Apfel, fast so groß, wie einer von diesen, die es manchmal im Magazin zu kaufen gab. Meine Augen wurden vor lauter Freude und Staunen wahrscheinlich genauso groß – ich schnappte mir den Apfel, erhob mich … und da hörte ich auch schon das wütende Geschrei des Wächters, der gerade seine Runde drehte, und die Geräusche seiner großen Rassel, die er zur Abschreckung gefiederter und zweibeiniger Diebe benutzte.

Mascha und ich rannten los, hinaus aus dem Obstgarten und über den Graben hinweg, der ihn von allen Seiten umschloss. Obwohl er nicht besonders tief war und zum Glück trocken, stellte er doch ein gewisses Hindernis für ein Kind dar, und – wie konnte es anders sein? – ich stolperte und stürzte kopfüber in die Senke. Mir wurde schwarz vor Augen. Meine Begleiterin schrie panisch: „Schnell, schnell!“ Sie ließ mich nicht im Stich, reichte mir ihre Hand, zog mich empor und wir setzten unsere Flucht fort …

Nein, der Wächter hatte uns nicht eingeholt, aber ich nahm ihm die Sache ziemlich übel, vor allem, weil er mein Stiefgroßvater war. Er hätte seine Enkeltochter nicht so jagen dürfen. Das Schlimmste jedoch war – ich verlor im Graben den schönen, großen und den bestimmt leckersten Apfel der Welt und dem trauerte die kleine Rosa besonders lange nach.